Посол Беларуси: У нас нет паники

В последнее время двусторонние отношения Украины и Беларуси складываются непросто. Есть немало нерешенных вопросов и разногласия в способах их решения. С другой стороны две страны имеют многолетнюю совместную историю и должны укреплять добрососедские связи, несмотря на политические «трения» и экономические трудности.

О том, на какой стадии решения находятся одни из самых актуальных вопросов в отношениях двух стран, чем Украина и Беларусь могут помочь друг другу, а также, как Минск справляется с экономическим кризисом, и с чем при этом сталкиваются белорусы, в интервью ЛІГАБізнесІнформ рассказал чрезвычайный и полномочный посол Республики Беларусь в Украине Валентин Величко.

— Валентин Владимирович, насколько легко вам работается с украинской властью при президенте Януковиче?

— Я не хотел бы трогать власть. Мы никогда не говорим — старая или новая власть. Есть выбор народа, и мы работаем с теми, кого избрали люди. А тяжело или легко договариваться, это смотря по каким вопросам. Есть моменты, по которым был непростой диалог и раньше, и сейчас. Потому что в основе таких переговоров лежит цена и качество товаров и услуг. К примеру, мы потребляем украинскую электроэнергию, в прошлом году — на $130 млн. В этом году квартал поработали: цены такие стали, что стало выгодней работать с Россией. Подешевеет электроэнергия, станем снова покупать у Украины. Главное — экономика. Люди, которые продают свою продукцию партнерам за границей, друг друга знают, и им не нужно идти в Кабмин, чтобы договориться.

— Ранее украинские политики заявляли, что Украина против международной изоляции Беларуси. Что, на Ваш взгляд, мог бы сделать Киев для улучшения отношений Беларуси с Евросоюзом?

— Во-первых, если кто-то хочет вводить санкции, пускай вводит. Это уже не первый раз. С нами ничего не случится, мы на 94% обеспечены собственным продовольствием, наша продукция конкурентоспособная. Не будут, допустим, Соединенные Штаты покупать нашу продукцию, будем продавать ее в другие государства. Ну, запретили кому-то въезжать на территорию, мы и не въезжаем. Что изменится? Сегодня нужно думать о другом. Никто не встанет грудью и не будет защищать кого-то другого. Этого и не нужно. Беларусь не ищет адвокатов. Переговорные процессы идут, и если кому-то что-то не нравится, нужно об этом говорить.

— Довольно болезненный в отношениях двух стран вопрос о демаркации украинско-белорусской границы до сих пор не решен. В чем загвоздка многолетнего диалога и что необходимо сделать?

— Сейчас по самой границе нет вопросов. Все территории определены, президентами подписано межгосударственное соглашение, никто не имеет никаких территориальных претензий. Этап ратификации договора о границе уже пройден. Остался один вопрос — обмен ратификационными грамотами. Однако этот момент никакого влияния на повседневную жизнь людей не оказывает. Другое дело, что должен быть закончен вопрос государственности границы. Этот вопрос будет решаться на уровне глав государств — будет встреча, будет и обмен. Я думаю, что этот процесс сейчас находится на стадии логического завершения.

— Может ли уже на ближайших встречах Виктора Януковича и Александра Лукашенко произойти обмен грамотами?

— В моем понимании — да. Однако всегда, когда готовится встреча глав государств, нарабатывается план, коммюнике, и об это должны говорить президенты. Все это, конечно, возможно, но точку в вопросе поставят президенты Беларуси и Украины. Никто не говорит, что это произойдет этим летом. Это уже воля глав двух государств, все в их руках.

— Вопрос демаркации границы якобы упирается в проблему долгов Украины перед Беларусью…

— Мы не употребляем слово долг. Есть вопросы финансового характера, которые в свое время подписывались, выверялись банками, минфинами, и поэтому это в сфере деятельности финансовых органов.

— Иногда украинские политики обвиняют Беларусь в том, что она использует демаркацию границы как козырь в переговорах с Украиной по разным вопросам.

— И пусть говорят. Им этого никто не запрещает, если есть такое мнение. Как же политикам еще привлечь к себе внимание?.. Если человек со всем соглашается, то он не выглядит как политик. Поэтому неудивительно, говорили и будут говорить. Исчерпается этот вопрос — возникнет какой-то другой. Касательно оснований обвинений — есть документы, которые подписаны. Есть соглашение, которое подписали премьеры двух государств. Поэтому это спокойный процесс, который идет своим чередом.

— На мир обрушился поток информации о валютном и экономическом кризисе в Беларуси, показывают сюжеты о штурмах покупателями магазинов и тотальном дефиците продовольственных и промышленных товаров? При этом вы говорите, что Беларусь на 94% покрывает внутренние потребности в продовольствии. Насколько картинка соответствует действительности?

— Да, действительно девальвация рубля произошла, и она затронула экономические интересы наших людей. С другой стороны, СМИ во всю вещают, что все пропадет, магазины останутся пустыми. Однако у нас не может все пропасть. У нас своя продукция. Через десяток дней все успокоится. У наших людей нет паники, производство ведь не остановилось. Если там кто-то и устраивает склады у себя в погребах, то это вскоре прекратится. У нас море сахара, море мясной продукции, молочной. Уже сейчас на ряд товаров жизнеобеспечения ввели фиксированные цены. И даже если какая-то отрасль станет нерентабельной, ее будут дотировать.

— Резкая девальвация белорусского рубля, по мнению экспертов, привела к тому, что вкладчики потеряли более миллиарда долларов за один день. Речь идет о счетах в белорусских рублях. Выходит, что за просчеты власти расплачиваются граждане?

— Ну что я могу сказать?.. Есть проблема. Вы, конечно, может говорить, что белорусских вкладчиков обманули. Да, люди в один момент потеряли определенные накопления. Конечно, есть недовольные, но это дело страны. Люди потеряли деньги, и надо думать, как их компенсировать, как жить дальше. А дальше нужно работать, ведь рабочие места никто не сокращал. И то, как отнеслись белорусы к такому положению, покажут выборы.

 

Александр ИЦЕНКО

Добавить комментарий